ЭТИКА

Любители природы — неохотники — нередко об­виняют охотников в жестокости. «Злая забава», «убийство ради убийства» и много других нелестных мнений высказывается об охоте. В подтверждение своих слов противники охоты приводят немало до­казательств. Среди них — список животных, истреб­ленных охотой, множество примеров жестокой, не­оправданной стрельбы по певчим птицам, дятлам и другим живым целям; случаи варварского обраще­ния с подранками; факты браконьерства.

Но при чем здесь охота? Ведь все это проявление некультурности, невоспитанности и душевной чер­ствости, в которой может быть повинен и человек с ружьем, и просто человек, расковырявший муравей­ник либо разоривший гнездо птицы.

Настоящий охотник добр. В лес, поле или на бо­лото его потянуло не за наживой и не ради убийства во имя мелкого самоутверждения. Он действительно любит и знает природу, умеет радоваться общению с живым и зеленым миром, умеет беречь его и по-хо­зяйски использовать.

На протяжении многих веков человечество от­стаивало свое право на жизнь в борьбе со стихиями, с опасными и могучими зверями, наконец — с голо­дом. Человек-охотник участвовал и побеждал в этой борьбе. Охота была основой существования челове­чества и, как всякий труд, постепенно стала потреб­ностью. Поколениями людей создавалась культура охоты и ее этика. Она гуманна по своей природе, так как развивалась во имя продолжения, а не прекра­щения жизни на Земле.

Молодой охотник должен быть достойным на­следником охотничьей культуры народов мира и прежде всего народов России.

Одно из первых обществ охотников России, соз­данное еще в прошлом веке, не случайно имено­валось — «Общество правильной охоты». Термин «правильная охота» родился не как призыв к фор­мальному выполнению тех или иных ограничений. Его содержание гораздо глубже. Разберем это на примерах.

Если начинающий охотник получил ружье, но не овладел еще знаниями об охоте и природе, его охота всегда неправильная, так как встреча с дичью слу­чайна или обеспечена трудом егерей. Каждый выход такого «охотника» в угодья происходит в ожидании нечаянной встречи с дичью, в боязни «зевка» или промаха. Отсюда нервозность, выстрелы «на авось», подранки, «нечаянная» пальба по маткам или иной запретной дичи. Добытый трофей не приносит удов­летворения, так как «счастливый» стрелок в глубине души сознает случайность удачи.

Иное дело правильная охота, основанная на оп­ределенной методике, опыте поколений и личном труде по подготовке этой охоты. Такой охоте всег­да предшествуют годы ученичества, изучения пова­док дичи, угодий, выращивание и натаска собаки, множество увлекательных дел и забот. Человеку, ко­торый чувствует все очарование охоты на тяге, не доставит радости застрелить случайно спугнутую по дороге птицу, как и охотнику, влюбленному в охо­ту с гончими, не принесет удовольствия чумовой белячишко, выскочивший из-под ног. Охотник про­сто порадуется встрече с нежданной дичью, как с добрым знакомым, а не будет сокрушенно вздыхать о «прозеванном» звере и судорожно хвататься за ружье.

Правильная охота не исключает элементов уда­чи, благоприятного стечения обстоятельств, роман­тики поиска. Наоборот, она позволяет направленно добиваться этой удачи, возводит охотничий труд в ранг искусства. А всякое искусство рождается как сплав методики, творческого ее применения и, ко­нечно, определенной этики.

Практическое освоение методов охоты, знание повадок дичи и другие элементы охотничьего мас­терства приходят с годами. Но основные положения охотничьей этики начинающий должен освоить и соблюдать с первых шагов на нашем увлекательном поприще. Приведу основные из этих положений.

Я уже говорил, что случайно добытое животное — не трофей, а в лучшем случае кусок дичи. Когда же эта дичь запретная (например, тетерка, глухарка или иное животное, которое охотник должен бросить без пользы или прятать), то это просто позор. Не слу­чайно охотники издавна носили свои трофеи не в рюкзаках, а на виду.

Позор и преступление против закона, природы и охотничьей этики — стрельба по чайкам, певчим пти­цам и другим живым целям ряди забавы или «чтобы набить руку» в обращении с ружьем. Так же следует расценивать «подвиги» безграмотных стрелков, ко­торые с лучшими намерениями истребляют как «хи­щников» и «вредителей» редчайших соколов, орлов, грифов, бьют не в сезон четвероногих хищников, расправляются с совами и канюками.

Иной «охотник» с гордостью рассказывает, что в «прошлый выходной сбил на заре десяток уток, да взял лишь двух, так как остальные ушли подранками или потерялись в камышах». А ведь не думает такой «герой», что и стрелять не надо было над камышом и топью, где все равно невозможно собрать трофеи Не представляет он, на какие мучения обрек изуро­дованных недобитых птиц.

Лучшие традиции всех народов мира обязывают охотника брать свой трофей, не допуская ненужных страданий живого существа. Самым высоким дости­жением стрелка считается попадание, при котором олень умирает стоя — еще не рухнув на землю. На­стоящие охотники считают бесчестьем оставить на мученья раненого зверя, добивают его даже с боль­шим риском для жизни.

����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¡����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¸����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½������¯����¯�¿�½������¿����¯�¿�½������½����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½������¯����¯�¿�½������¿����¯�¿�½������½����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������µ����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¼����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������° Orphus

Охота в России никогда не была бездумным ис­треблением беззащитных животных. Бескрайние просторы, суровый климат нашей страны, а также осторожность, выносливость, а порой и свирепость охотничьих животных превращают наш спорт и про­мысел в своеобразное состязание. В нем на равных противопоставляются силам природы человеческие смекалка, знание и упорство. Выстрелу по дичи, обретению желанного трофея предшествуют освое­ние многих знаний, длительное наблюдение, поиск и выслеживание. Выстрел по дичи, лишение ее жиз­ни никогда не смаковались, не подчеркивались в на­шей охоте. Недаром ею увлекались такие гуманисты, как Л. Н. Толстой, Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, С. Т. Аксаков.

Поколениями людей вырабатывались правовые и этические нормы охоты. Большинство из них пол­ностью обусловлено моральной и практической сто­роной дела. Так, в таежных условиях животное счи­тается добычей того, кто первый взял его след, а тем более ранил. Ведь следопыты-промысловики все­гда сумеют «добрать» преследуемого зверя, хотя бы для этого потребовалось и несколько дней. Другое дело — облавная охота. Чаще всего это однодневный выезд, да и тропить подранка в обжитом краю, пере­сеченном дорогами, непросто. И потому, по обычаю, установлено, что зверь принадлежит тому, чей вы­стрел остановил животное окончательно.

Известно, что поразить дичь выстрелом гораздо проще, чем вырастить, обучить и натренировать хо­рошую собаку. И неписаные охотничьи законы за­прещают стрелять зверя из-под чужой гончей либо лайки. А уж если выстрел все-таки сделан, то дичь все равно принадлежит владельцу собаки, стрелок получает от него лишь патрон в компенсацию расхо­да боеприпасов. Разумеется, что это не относится к охоте в компании друзей. В этом случае хозяин соба­ки всегда старается, чтобы его гости получили воз­можность выстрела и не уехали с охоты без трофея.

На охоте с легавой, бывает, некогда переговари­ваться, уступая друг другу право первого выстрела. Здесь уместнее заранее решить, что один стреляет птиц, летящих налево, другой — летящих направо. Что же касается трофеев, то считается неприлич­ным, когда более удачливый стрелок, охотившийся в компании, забирает все трофеи себе. Здесь более уместен справедливый товарищеский раздел трофе­ев. Законы товарищества и справедливости, драго­ценные при любом человеческом общении, должны с особой тщательностью сохраняться в среде охотни­ков. Старшинство на охоте определяется не служеб­ным положением человека, а его охотничьим опы­том, а на облавах — общественными полномочиями старшего на время проведения охоты.

Трудовое участие в прокладывании первой лыж­ни, в переноске флажков, в лагерной жизни настоя­щие охотники делят между собой поровну или про­порционально возрасту и физическим возможно­стям каждого. Лентяй, жадина или «барин» непри­емлемы в компании настоящих охотников, где от соблюдения законов товарищества зависит успех об­щего дела, радостное настроение, а порой и жизнь участников.

Традиционные этические нормы, бытующие сре­ди охотников, составляют существенную частицу нашей многонациональной охотничьей культуры. Но наряду с классическими законами охотничьего товарищества, бережливого отношения к природ­ным богатствам, к диким зверям и птицам наше вре­мя порождает и новые этические каноны. Коллек­тивные формы охоты, получающие все большее рас­пространение, потребовали повышения контактно­сти и дисциплинированности современных охот­ников. В групповой охоте все меньше места остает­ся для самоутверждения охотника-умельца — ловца удачи. Взамен приходит издавна принятая на Запа­де ритуализация охоты, как своеобразного праздни­ка встречи с природой: повышение интереса не толь­ко к товарной продукции охоты, но и к ее памятным трофеям.

А самым главным в этике современных охотников становится то, что из пользователей и добытчиков природных ресурсов они постепенно превращаются в созидателей новых комплексов — биоценозов, в которых обжитая и во многом измененная людьми природа сохраняется как привлекательное поприще для древнейшего занятия человека-охоты. Трудовое участие в становлении и развитии охотничьего хозяйства становится делом чести современных поклонников Дианы.

⇓Подпишитесь Здесь⇓

ПОЛУЧАЙТЕ ОБНОВЛЕНИЯ САЙТА К СЕБЕ НА ПОЧТУ!

Голосования

Каким образом Вы попали на наш сайт?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
ВЫГОДНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ПРИГЛАШАЕМ НАШИХ ДРУЗЕЙ НА ФОРУМ ПО УВЛЕЧЕНИЯМ