Борзые

greyhoundsБорзые собаки выведены еще в глубокой древ­ности. Их изображения имеются на барельефах еги­петских пирамид и на стенах древнеассирийских сооружений. Европейцы познакомились с борзыми в период крестовых походов. В нашей стране борзые были широко распространены уже во времена Киев­ской Руси. Жители Средней Азии охотились с этими собаками

задолго до появления там первых земле­проходцев из Европы.

Длинномордые, стройные и поджарые борзые сла­вятся быстротой. Среди млекопитающих с борзыми может сравниться только гепард, который развивает скорость до 100 км в час, догоняя увертливого зайца или быстроногую антилопу.

Охотятся с борзыми сейчас чаще всего коллектив­но, когда охотники с борзыми образуют так называ­емую «ровняжку», т. е. цепь участников, идущих или едущих на расстоянии 30 шагов и более друг от дру­га. Охотники движутся, настороженно вглядываясь вперед и стараясь не пропустить подъем зверя, кото­рый вскакивает как развернувшаяся пружина и пти­цей уносится вперед. В этот момент некогда отстеги­вать поводок или снимать ошейник. Поэтому борзых водят не на поводках, а удерживают на специальной «своре», которая позволяет мгновенно освободить собак. Кстати, тройку борзых, которая и составляет полный комплект собак на одного охотника, также называют сворой, ибо всех их водят на одном ремне, пропущенном сквозь кольца их ошейников.

Казалось бы, доли секунды нужны, чтобы заме­тить зверя и «сбросить собак со своры», освободив один из ее концов. Однако за эти мгновения заяц ус­певает отбежать метров на 50 и больше. Молниено­сный бросок — и одна из собак уже настигает зверя, заставляя его увертываться и резко менять направле­ние. Это — так называемая «угонка».

Далеко не просто поймать увертливого зверька, и сделать это не всегда удается с первой попытки. Но угонка замедляет стремительный бег зайца и позво­ляет другой собаке сделать такую же попытку, пока первая, промчавшись по инерции мимо, снова спра­вится и продолжит травлю.

Если свора или пара борзых резва, то угонка сле­дует за угонкой и в конце концов зверек оказывает­ся в зубах у собаки, которая с разгону не может удер­жаться на ногах и кубарем, через голову, катится по земле, не выпуская своей добычи.

Волнующий поиск сменяется захватывающей ска­чкой собак и верховых охотников, которые не толь­ко следят за травлей, но активно помогают борзым, отжимая зверя от бурьянов, логов и кустарников, где собаки теряют свою добычу с глаз. Вот почему лошадь столь необходима на такой охоте, хотя при большой численности зверя на ровных полях с бор­зыми можно охотиться и пешему.

Охотниками нашей страны создано несколько по­род борзых, отличающихся по облику и полевым ка­чествам.

Когда мы говорим об этих собаках, в воображении в первую очередь возникает русская борзая, увеко­веченная писателями, поэтами и художниками за ее красоту, резвость и отвагу. «Шемаханской царицей» проходит эта красавица перед восхищенными взора­ми посетителей собачьих выставок. Но мировую из­вестность и широкое распространение в странах все­го мира русская борзая снискала не только за красо­ту. Охотники ценят в этой собаке резвость, беззавет­ную страсть к преследованию зверя, силу и отвагу в схватке даже с таким грозным хищником, как волк.

В группе борзых русские псовые считаются рез­вейшими. Эти собаки — спринтеры, выведенные для травли зверя на ограниченных напольных простран­ствах между лесами и перелесками Среднерусской равнины.

Молниеносным броском настигают эти несрав­ненные скакуны резвейшего русака. Не уйти от этих собак и лисице. А в недалеком прошлом эти изящ­ные и стройные собаки мертвой хваткой брали за горло волка и держали его до тех пор, пока подска­кавший охотник не закалывал зверя кинжалом или не связывал живьем. Среди русских борзых встреча­лись такие злобачи, которые брали зверя не вдвоем-втроем, а даже в одиночку.

����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¡����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¸����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½������¯����¯�¿�½������¿����¯�¿�½������½����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½������¯����¯�¿�½������¿����¯�¿�½������½����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������µ����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¼����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������° Orphus

Но все-таки русская борзая первенствует далеко не везде. В бескрайних просторах юга России и в степях Средней Азии даже резвейшие собаки-сприн­теры недостаточно добычливы. В таких угодьях охот­ник с борзой замечает зверя, как правило, издали. Скрытно подобраться к нему «в меру» для верной травли невозможно. Здесь требуется длительная «доскачка» на сближение со зверем, после чего надо еще сделать не одну угонку либо замотать дичь до изне­можения и взять ее измором. Русская борзая, кото­рая полностью выкладывается сразу после пуска, в таких условиях недобычлива.

Для работы в степных просторах больше приспо­соблены среднеазиатские борзые тазы, киргизские тайганы и хортые. Собаки этих пород менее красивы и, пожалуй, не столь резвы, как русские псовые. Но зато они очень выносливы и потому более пригодны для длительной скачки.

Элегантные, утрированно сухие среднеазиатские борзые — продукт многовековой охотничьей культу­ры наших предков. Птицей догоняют эти собаки увертливого пустынного зайца-толая, шуструю ма­ленькую лисичку-корсака, а в недалеком прошлом от лучших тазов не уходили даже быстроногие джейра­ны. Недаром существует легенда о том, что резвей­шие тазы появляются на свет из яйца красной утки-огаря, передавшей собаке скорость своего полета.

Близки к тазам по своим рабочим качествам и глад­кошерстные хортые — борзые, выведенные охотни­ками Польши, Украины и южных областей России. Эта порода была создана путем сложной метизации русских псовых, английских, а также ныне исчезнув­ших крымских и горских борзых, близких к современ­ным среднеазиатским. В настоящее время хортые борзые сохранились на территориях Ставропольско­го края, в Ростовской и Тамбовской областях.

Среднеазиатских и хортых борзых разводят пре­имущественно охотники села. Этих собак редко уви­дишь на выставках. Многие держатели тазов и хор­тых понятия не имеют о ведении родословных. Одна­ко они тщательно отводят поколения своих питомцев от лучших полевых собак, жестко выбраковывая медлительных «тупиц» и ублюдков. Сохранение в чи­стоте даже очень небольшого поголовья этих со­бак — большая удача для нашего собаководства.

Охотничьим организациям необходимо всемерно содействовать сохранению этих пород, регулярно проводить их экспертизу на выставках, испытаниях, вести учет племенного поголовья, заводить родосло­вные и регистрировать вязки этих ценных, но нахо­дящихся под угрозой исчезновения собак.

В охотничьих хозяйствах, где имеются подходя­щие для охоты с борзыми условия, нужно всячески пропагандировать этот замечательный спорт.

Пора решительно покончить с устарелым взгля­дом на охоту с борзыми как на «барскую потеху». На сегодня это увлекательный спорт жителей села и не­многочисленных городских любителей.

В 1930-е гг. охота с борзыми была опорочена как «барская» и крайне истребительная. Это неверно, так как влияние борзых на запасы дичи ничтожно из-за немногочисленности этих собак, ограниченности предзимнего периода охоты и ряда других причин. Борзятники хорошо знают, как нелегко «истребить» желанный трофей даже с хорошими собаками: то зверь поднимается далеко (как говорят, не в меру), то раскисшая пахота мешает скачке, то гололед вы­водит собак из строя.

Комментарии запрещены.

⇓Подпишитесь Здесь⇓

ПОЛУЧАЙТЕ ОБНОВЛЕНИЯ САЙТА К СЕБЕ НА ПОЧТУ!

Голосования

Честность при заполнении контрольного листа о добытой дичи

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
ВЫГОДНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ПРИГЛАШАЕМ НАШИХ ДРУЗЕЙ НА ФОРУМ ПО УВЛЕЧЕНИЯМ