Полевая подготовка норных собак

Field training of hunting dogsПодготовка норных собак к охоте включает преж­де всего специфику выращивания и обучения собак этой группы с тем, чтобы развить в щенках актив­ность, смелость, самостоятельность и не подавить их палочной дрессировкой или просто чрезмерной ори­ентированностью на хозяина, необходимой спание­лю и легавой, но излишней у норной собаки. Очень желательно совместное выращивание щенков нор­ных пород в паре или содержание их с более взрос­лой, но доброжелательной и игривой собакой-мен­тором. В таком обществе лучше развивается желан­ный бойцовский характер истинного норника. К то­му же любимая игра зверовых собак — шуточная схватка со взятием «противника» по месту, т. е. за гор­ло, шею, скулу, что вырабатывает требуемую «приемистость» собаки в бою. А в дальнейшем при знакомстве со зверем молодому псу легче перейти от облаивания противника к хваткам, что зачастую за­труднительно для собак, выросших в изоляции от сородичей и

никогда не державших в зубах четверо­ногих противников.

Полезно с раннего возраста приучать щенка не бояться закрытого пространства: трубы, прикрытой траншеи — словом, подобия норы. Знакомство с та­кими тренажерами поощряют игрой, забрасыванием в них мяча или иной игрушки либо лакомства. При­ученного к поноске щенка приучают выносить ее из норы, трубы, из-под мостков или из-под крыльца. Вначале это может быть любая поноска, в дальней­шем желательно заменить ее шкуркой кролика или иного животного, набитой тряпьем и постепенно утя­желяемой до трех килограммов.

Охотничьи общества и коллективы для притравки норных собак устраивают специально притравочные станции, при которых содержат подсадных зверей — лисиц, енотовидных собак и барсуков. В искусственных норах производится не только притравка собак, но и испытания их по подсадному зверю. Собствен­но притравку, т. е. показ зверя щенку и запуск пос­леднего в нору, нежелательно проводить прежде, чем щенку исполнится семь-восемь месяцев. Но с шести месяцев (после смены зубов) очень полезно несколь­ко раз привезти щенка на приправочную станцию для предварительного ознакомления с обстановкой — пустой норой, взволнованным окружением уже при­травленных псов. Без этого щенок, впервые оказав­шийся в столь новой, волнующей и чуть страшнова­той для него обстановке, может оробеть и не реаги­ровать на зверя.

Первый раз щенку показывают зверя через решет­чатую задвижку-шибер смотрового котла искусствен­ной норы Если щенок азартно лает на зверя через решетку, последнему дают возможность отступле­ния, запуская за ним щенка. В зависимости от нрава подсадного зверя, его агрессивности щенка допуска­ют к облаиванию или в непосредственном контакте, или через решетчатые шиберы. Ведь злобная лисица может так «обжечь» малыша, что он надолго сохранит страх, а то и навсегда потеряет интерес к зверю.

Случается, что при первом знакомстве со зверем щенок не проявляет к нему интереса. Здесь может помочь пример другой, знакомой щенку собаки, ко­торую тоже подводят к смотровой решетке, чтобы она полаяла на зверя, пробуждая тем агрессивность у малыша.

Если искусственная нора имеет надежное ограж­дение, можно пустить лисицу или енотовидную со­баку на поверхности, пробуждая у щенка охотничий инстинкт. Но как только он проявит интерес к зве­рю, следует переходить к тренировке в норе.

Зачастую щенок агрессивен к зверю вне норы и у смотровой решетки, но боится или просто не хочет входить в нору. В таких случаях помогает знакомст­во с пустой (без зверя) норой, по которой проводят собаку, последовательно приоткрывая крышки пе­ред ней и поощряя ее голосом и похвалой. Полезно также пускать щенка по пустой норе за знакомой, бо­лее опытной собакой.

Щенок, уже проявивший охотничий инстинкт и не боящийся норы, еще не умеет настойчиво искать и преследовать зверя. Отстав от него, пес зачастую прекращает преследование и стремится покинуть но­ру, устремляясь к выходу или к смотровой решетке. Тогда приходится ограничивать возможности отсту­пления зверя, притормаживая его свободный отход от собаки решетчатыми шиберами (задвижками). Обычно зверя «притормаживают», запирая в котлах до подхода собаки к решетчатому шиберу, а затем дают ему возможность отступления на глазах преследователя, утверждая в последнем чувство превосходства и азарт. Очень удобно, если в тренировочной но­ре можно запирать зверя между шиберами не только в котлах, но и в переходах между ними, что позволя­ет щенку работать, как говорят, по-зрячему на лю­бом участке норы.

На первых порах нельзя допускать травмирования щенка зверем, а также его переутомления, утраты ин­тереса к новой «игре». Прекращать тренировку надо всегда до того, как щенок начинает утрачивать свой боевой пыл. Пусть ему всегда хочется чуточку под­раться. А чтобы щенок всегда себя чувствовал побе­дителем, для притравки лучше использовать менее аг­рессивных зверей — незлобных от природы или умуд­ренных опытом. Если среди лисиц, содержащихся на тренировочной станции, выявляется такой «добрый» зверь, его берегут только для притравки начинающих норников и не используют при тренировке опытных псов, работающих хватками.

Менее опасны для щенков енотовидные собаки, но среди них не часто выявляются звери, охотно бе­гающие по норе от собаки. А последнее совершенно необходимо, так как только отступление противника в норе позволяет развить у щенка требуемую уверен­ность в себе.

Однако «запас прочности» у будущего охотника в раннем возрасте невелик. Пробудившийся инстинкт охотника заставляет щенка с лаем наступать на зве­ря, преследовать его, но утомление, нервная перегру­зка наступают очень быстро. Ваш питомец сникает через 3—5 минут после облаивания, в голосе появ­ляются нотки неуверенности, еще минута — и он за­молчит, а то и запросится вон из норы. Опытный притравщик чутко улавливает настроение щенка и спешит снять его, как говорят, на злобе.

При этом щенка бережно вынимают из норы, хва­лят и оглаживают и уносят от норы на руках, а не оттаскивают на привязи и тем более не пресекают стремление продолжить бой окриками и запретитель­ными командами.

Приехав издалека на притравочную станцию и по­теряв много времени в ожидании очереди на притравку, обидно прекращать ее порой после 3—5-ми­нутной работы. И все-таки это нужно, так как за­тянутый урок приносит больше вреда, чем пользы. Продолжительность притравки должна увеличивать­ся по мере возрастания боевитости вашего питомца. Напуск на зверя можно повторить, но не сразу, а дав щенку «морально» отдохнуть 1 — 1,5 часа, погуляв с ним это время вдали от норы.

Работая со щенком, нужно учитывать характер зве­ря, по которому ведется притравка. Агрессивная ли­сица, встречающая собаку укусами на бросках, мо­жет травмировать щенка и отбить у него охоту к ра­боте в норе. С такими лисицами непозволительны контакты молодой собаки, достаточно облаивания через шибер. Для притравки хороши звери, лишь обороняющиеся от собак, не делающие встречных бросков.

Среди лисиц встречаются особи, охотно убегаю­щие от собаки, тем самым способствующие закреп­лению у норника чувства превосходства, а бывают и не желающие отступать, останавливающиеся в трубе норы и принимающие бой. В таких случаях можно дать щенку короткий урок облаивания, а затем из­влечь его из норы в момент злобной полайки, быстренько вновь перепустить в нору через главный вход. Это полезно для отработки входа в нору, да и лиси­ца при перепуске собаки чаще переходит от обороны к отступлению

Нередко владелец собаки «помогает» ей теснить зверя, приоткрывая крышку норы за собакой и обод­ряя ее науськиванием. В таких случаях пес, полага­ясь на помощь человека, бросается вперед и полу­чает болезненную хватку. Несколько подобных «уро­ков» — и собака начинает побаиваться зверя, от­казывается работать либо начинает работать с ос­торожностью, без хваток и требуемого напора. И не­вдомек такому тренеру, что, науськивая неопытного пса, он «предает» его, не оказав помощи в схватке. Если уж хочется форсировать притравку, то помоги собаке, прижав зверя рогулькой или иным способом. Но лучше всего не торопиться, дать щенку войти в силу и постепенно приобрести бойцовский опыт и характер.

На первых порах при работе щенка по неуступчи­вому зверю, встречающему собаку с боем, бывает по­лезно чуть помочь своему питомцу, Заставляя зверя отступить, спугивая его постукиванием по норе пру­тиком или подбадриванием собаки. Но делать это нужно лишь на первых притравках и изредка. Иначе собака может привыкнуть работать только в «паре» с хозяином и в дальнейшем не сможет работать ни на испытаниях, ни на практической охоте.

Постепенно притравки становятся более продол­жительными. Ведь в естественных условиях собаке приходится работать в норе часами. На испытаниях в П-образной норе по международным правилам ма­ксимальное время работы — 10 минут, в норе-«восьмерке» (из двух соединенных перемычкой колец-кругов) — 20. Первые минуты используют для отра­ботки поиска и преследования зверя: 8—10 кругов по обоим кольцам норы. Остальное время дается на об­лаивание зверя в узловом котле с целью развития злобы и вязкости (настойчивости) в работе.

����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¡����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¸����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½������¯����¯�¿�½������¿����¯�¿�½������½����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½������¯����¯�¿�½������¿����¯�¿�½������½����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������µ����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������¼����¯�¿�½���¯���¿���½������¯������¿������½����¯�¿�½���¯���¿���½����¯�¿�½������° Orphus

Чаще всего тупик (для проверки работы собаки в контакте со зверем) делают в узловом котле на ма­лом кругу норы. Однако это приучает собаку стре­миться к заходам на малое кольцо норы не только в процессе преследования зверя, но и просто для про­верки: нет ли зверя на привычном месте. А на ис­пытаниях такие заходы на пустое кольцо считаются «ошибкой» (по действующим правилам испытаний). Поэтому на притравках надо делать тупик и в котлах большого круга.

Если молодая собака на первых занятиях теряет зверя на кольцах норы и утрачивает азарт в его пре­следовании, ей надо дать сначала поработать со зве­рем в контакте в тупике, а когда собака раззадорит­ся — пустить их бегать по кольцам норы.

Уже притравленные собаки работают по-разному. Большинство из них теснит зверя и настойчиво об­лаивает его в тупике на протяжении всего времени притравки. На испытаниях такая работа оценивается дипломом III степени. Для практической охоты та­кая собака вполне пригодна, так как дикая лисица отнюдь не склонна к длительному сражению с соба­кой и ее довольно легко выгнать из норы под выст­рел. Когда же зверя застают в тупиковой норе и со­бака не может выгнать его с боем, то после выхода собаки из норы лиса уже не чувствует себя в безо­пасности в своем убежище и покидает его в течение 5—20 минут.

Для работы в тупиковой норе и по матерому зве­рю, как и для получения за работу дипломов высо­ких степеней, нужна более высокая степень агрессив­ности собаки. Здесь ценятся собаки с ярко выражен­ным бойцовским характером, способные взять зверя «по месту» (т. е. за горло или шею) и, придушив, та­щить его из норы.

Зачастую собака, вступив в схватку, не успевает взять зверя «по месту», и тот проскакивает мимо нее на выход. Происходит так называемый размен, пос­ле чего лисица, как правило, покидает нору. Такой боевой размен с последующим выгоном зверя обес­печивает успех на практической охоте, а на испыта­ниях по международным правилам оценивается дипломом I степени, как и хватка «по месту».

В искусственной норе-«восьмерке» с ее просто­рными ходами и высокими котлами-расширениями сравнительно нетрудно делать размен и собаке, не способной взять зверя жесткой хваткой из-за отсут­ствия необходимых злобы, смелости и боевого опы­та. Такие собаки, загоняя зверя в тупик, теснят его плечом, а то и крупом, меняются с ним местами и гонят к выходу.

Охотники-теоретики и собаководы-неохотники считают такие размены ценным охотничьим качест­вом, полагая, что пес обдуманно и целенаправленно стремится выгнать зверя на охотника. Но в тупике естественной норы просто негде разменяться, в чем автор неоднократно убеждался, вскрывая норы в сво­ей охотоведческой практике. А наступление на зверя плечом или крупом без хваток — обычная манера трусливо-злобных собак или молодых азартных псов, еще не имеющих достаточного опыта и не знающих мощи своих челюстей.

Разумеется, племенная ценность таких собак не­высока, а практическая охота с ними менее резуль­тативна, нежели со способными брать, душить и та­щить зверя. Опытные охотники и селекционеры нор­ных собак знают цену таким особям. Но крайне неудачные правила испытаний в норе-«восьмерке», действующие у нас с 1981 г., обеспечивают присуж­дение высоких дипломов как за боевые размены, так и за вытеснение зверя из котла без малейших попы­ток сделать хватку. Случается, что после такого «раз­мена» уже лисица не выпускает своего трусоватого противника из котла. Неудачные габариты норы-«восьмерки» и порочные правила испытаний приве­ли к тому, что отдельные владельцы собак и при-травщики-егеря стали добиваться разменов путем специальной дрессировки не столько собак, сколько «добрых», неагрессивных лисиц. Путем науськива­ния собаки, придержки зверя шибером и последу­ющего выпроваживания его из узлового котла про­воцируется размен собаки со зверем. Однако такие «размены» обусловлены не бойцовскими качествами норника, а дрессировкой и уверенностью пса в безо­пасности этого действия. Когда же такой дрессиро­ванный на размены норник нарывается на боевито­го и «неученого» зверя, он терпит поражение, а хозяин — испытывает позор. Случается, ворвавшись в котел и не тронув сердитого зверя, дрессированная собака сама выбегает из тупика и идет по норе, оста­вив лису на месте. А зачастую такой «липовый» бо­ец, получив хорошую трепку от «невоспитанной» ли­сицы, надолго приобретает отвращение к работе в норе. Уж лучше бы его не учили провоцированным разменам.

На охоте наиболее отважные, агрессивные псы работают по зверю хватками. Короткие броски и хватки позволяют лучше держать зверя в тупике или сделать настоящий размен. Хватка «по месту» поз­воляет собаке задушить зверя и тащить его из норы. Хватка за нижнюю челюсть нередко связана с полу­чением собакой травмы, но на практической охоте порой позволяет собаке взять зверя в узком тупике. Главное же достоинство собак, работающих хватка­ми, — боевитость, которую они передают потомству. Во всех породах норных собак таких особей немно­го. Вот почему любители норных собак высоко це­нят надежную хватку у своих питомцев и заслужен­но гордятся собаками, работающими в этом стиле.

Встречаются собаки, систематически работающие хватками, но, как говорят, не «по месту», а за что по­падется: за хвост, за спину зверя и т. п. Такие собаки обладают большой злобой и агрессивностью, но в большинстве своем недостаточно уравновешены. Спаривание их между собой нежелательно. На охоте они получают много травм; на испытаниях зачастую убивают и калечат лисиц, для которых хватки «по месту» практически безвредны, а хватки в области паха, живота и за спину могут быть смертельны. Та­ких собак можно допускать на тренировки, но чтобы не рисковать подсадным зверем, не делают тупиков, а только дают псу погонять хорошо ходящую в но­ре лисицу. Либо делают тупик не в котлах, а лишь в трубе норы, где занявшего оборону зверя можно взять только спереди. Порой это помогает научить уму-разуму не в меру горячего «охотника», который в этих условиях привыкает брать зверя как следует, «по месту».

В случае взятия зверя собакой приоткрывают крышку норы, держа наготове две отжимки (специ­альные деревянные клинья-лопаточки длиной 25— 30 см), которыми и разжимают челюсти зверя и со­баки. В первую очередь одну отжимку вкладывают в пасть зверя, что предохраняет от травм и человека, и собаку. Затем егерь-притравщик надежно берет зве­ря за шиворот возле ушей, а другой человек, так же придерживая собаку с помощью второй отжимки, раскрывает ее челюсти. Для этого узкий конец от­жимки вводят сбоку между зубов пса и поворотом «лопаточки» заставляют разжать их.

Однако лучше всего освобождать зверя, окуная го­лову собаки в чан или бочку с водой, что вынужда­ет ее разжать челюсти Практика показала, что при таком способе зверь получает наименьшие травмы и нет риска повредить зубы собаки. При этом один че­ловек извлекает из норы собаку, ухватив ее за хвост, другой одновременно делает то же со зверем. В сво­бодных руках они держат деревянные палки с раз­вилками-рогульками на концах, которыми придер­живают головы животных, ими же они притапливают в воде голову собаки и зажатую ее челюстями часть тела лисицы. При таком способе нет необходи­мости купать зверя и собаку целиком.

Правильно построенная нора должна иметь от­кидные крышки по всему периметру, а по верху но­ры нельзя допускать каких-либо поперечных пере­мычек-перекладин, мешающих выемке зверя и со­баки.

Притравка собак только в искусственной норе по­рой приводит к тому, что некоторые из них отказы­ваются работать в естественных условиях. Поэтому нужно систематически знакомить собак с естествен­ными убежищами зверя и их подобиями в виде пеще­рок под выворотнями-корягами, с дренажными тру­бами-тоннелями под мостками — словом, пробуждать, у молодого норника интерес к обследованию различ­ных убежищ. Стимулом для этого могут быть и инте­рес владельца собаки к норам и их подобиям, и па­лочка или иная «игрушка», забрасываемая в нору, а с открытием охоты и желанная встреча со зверем.

При отсутствии специальных искусственных нор для притравки и испытаний собак приходится при­учать молодняк к обследованию упрощенных нор, которые охотники могут сделать сами в саду, в лесу или в поле, выкопав и прикрыв дерном или доска­ми траншею высотой 25—30 см и шириной 20 см. Для активизации бойцовских качеств норника луч­ше всего использовать енотовидных собак. С откры­тием охотничьего сезона их частенько удается взять живыми из-под лайки, гончей или опытной норной собаки. С этой же целью производят притравки по крысам, пойманным в живоловушки.

Комментарии запрещены.

⇓Подпишитесь Здесь⇓

ПОЛУЧАЙТЕ ОБНОВЛЕНИЯ САЙТА К СЕБЕ НА ПОЧТУ!

Голосования

Честность при заполнении контрольного листа о добытой дичи

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
ВЫГОДНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ПРИГЛАШАЕМ НАШИХ ДРУЗЕЙ НА ФОРУМ ПО УВЛЕЧЕНИЯМ